Популярный нарциссизм.

Рубрики:

Иногда мне приходят письма от людей, которые столкнулись с нарциссическими проявлениями в своей жизни, в общении с близкими и в себе. Многие из этих писем начинаются с призыва о помощи. Я позволю себе привести несколько строк из некоторых из них: «не знаю, что со мной творится – помогите… я устал от этих качелей: либо я все могу, всего достигаю, имею то, что я хочу, либо я ощущаю себя ничтожеством», «помогите, я очень люблю его, нам так хорошо было вместе, я не могу до него достучатся, его словно подменили, он холодный как лед», «я нарцисс, потому что у меня никак не получается построить близкие отношения», «вы знаете, я прожила всю жизнь с этим человеком, и кажется, я была лишь его тенью», «я не могу ничего с собой поделать, я чувствую, что то, как я поступаю с окружающими — это глубоко неправильно, но я ничего не могу с этим поделать: я живу так словно от рождения мне все обязаны», «в конце концов, я осознала, что совершенно не умею отдавать: всю свою жизнь я только требовала и брала»…  Часто пишут те, кто так и не смог найти решение проблемы нарциссизма, погружаясь в эту тему с помощью книг, через личный внутренний поиск или отношения, через терапию: «мне вроде бы все понятно, но что с этим делать!?», «я сменил несколько специалистов, но никто мне так и не смог помочь», «я сама давно занимаюсь этим вопросом, но чем дальше в лес, тем больше дров», «иногда мне кажется, что мы так ничего и не достигаем — просто это становится бесконечным падением в какую-то бездну…»

нарцисс у водыУже более десяти лет я сталкиваюсь в своей терапевтической работе с нарциссическими проявлениями. Кроме того, изучение культурного и коллективного уровня психики, помогли мне посмотреть на этот феномен с более широкой перспективы. Я прочитал много литературы, участвовал в дискуссиях с коллегами, в супервизиях, в закрытых духовных группах, но каждый раз не перестаю удивляться сложности и многогранности данной проблемы. На каждом этапе проступают новые контуры, которые растворяются в глубинах, упирающихся не только в экзистенциальные вопросы человеческого бытия, но и всего сущего. Если мы найдем в себе смелость более пристально посмотреть в эти глубины, то возможно увидим очертание будущих тенденций в эволюции сознания и бессознательного.

Время летит вперед стремительно и неумолимо, мир меняется и психология вместе с ним. Разумеется, это относится и к пониманию нарциссизма. Изменения в окружающей действительности и новые технологии оказывают дополнительное давление на любые «вечные» истины. Мы стремглав летим в эру Водолея, в эру потока, хаоса, растворения любых основ и скреп. В этой связи феномен нарциссизма предстает перед нами совсем в другом ключе, нежели в удаляющейся от нас также стремительно эпохи Рыб, в которой главную роль играли противоположности, и мир порожденный их борьбой и взаимодействием.

Нарциссизм – сложное и многогранное психологическое явление. В последнее время стало популярным писать и размышлять на эту тему.  Если написать о нем простым языком, схематично, то мы рискуем исказить смысл, подвести к неверному его пониманию. Но надо же с чего-то начинать! Тем, кто серьезно занимается психологией известно, в каком искаженным виде происходит наше взаимодействие с внутренней и внешней реальностью, поэтому наше развитие всегда движется по спирали, когда нам снова и снова приходится проживать сюжеты нашей жизни или наталкиваться на опыт, который только со временем обретает более-менее ясные формы, смыслы и цели. Я скажу больше: в психике почти всегда все не так, как кажется, в окружающей нас действительности все не то, чем кажется.

 Общепризнано, что миф о Нарциссе, пусть даже в различных интерпретациях, приближает нас к пониманию этого явления, он также дает намек на причины возникновения нарциссизма, да и вообще, сам является его символическим (архетипическим) образом. Существуют много вариантов мифов о Нарциссе, думаю, что читатель может самостоятельно ознакомиться с некоторыми из них, чтобы найти свой индивидуальный отклик. 

Обычно нарциссизм понимают примерно так — это чрезмерная или даже исключительная любовь к себе. Если отбросить две трети смысла, то возможно и останется этот сухой остаток, который сам по себе ничего не проясняет, потому что под него легко подпадает эгоизм, эгоцентризм, и даже мания величия. Ведь собственно там, где есть всепоглощающая любовь, на обратной стороне присутствует ее противоположность — всепоглощающая ненависть. При серьезных нарциссических расстройствах личности, субъект впадает то в одну, то в другую крайность. «Я люблю себя и только себя так сильно, что ненавижу себя за то, что могу любить исключительно только себя и никого другого, и эта любовь никогда не принесет удовлетворения, успокоения и насыщения, ибо я не могу насытить самого себя мною, я не могу разделиться, не могу обнять сам себя, не могу поцеловать сам себя в губы… мне не к кому стремиться, некого завоевывать, ибо объект всех моих самых сокровенных желаний – это я сам». Состояние нарциссической личности – это состояние сопряженных вместе всемогущества и ничтожества.

Любовь, к слову сказать, отнюдь, не абстракция, ни плод изящного искусства или литературного вымысла, любовь – это психологический факт, который имеет множество оттенков и манифестаций. С одной стороны, любовь – это связь двух субъектов, между которыми идёт взаимообмен психической энергией. Встреча двух личностей, которая приводит к возникновению любви, мало что может прояснить с точки зрения глубинных процессов, так как фактически встречаются и взаимодействуют две «Вселенные». Никакой жизни не хватить уловить всю многогранность взаимодействий и изучить бесконечное множество внутренних процессов, вызванных таким союзом. С другой стороны, психологи знают, что любить можно все, что угодно, поэтому для простоты был введен термин «объект».

В случае нарциссизма можно говорить о связи субъекта с объектом, в качестве которого выступает его собственный образ (по мифу — его визуальный образ, а в психологическом смысле – собственное представление о себе). Как правило, это представление ложное, представление о себе как о супер хорошем, прекрасном, единственным и неповторимом человеке, который находится в центре всего мироздание, а все другие субъекты, которые рассматриваются нарциссической личностью как объекты, вращаются вокруг него и служат исключительно средствами для достижения его собственных целей. Если у нарцисса возникает желание заполучить внешний объект для использования в своих целях, то он либо получает его и использует, либо, если цель недостижима, обесценивает на фоне собственной грандиозности, причем это обесценивание может доходить до бессознательного желания этот объект уничтожить. Если ни то, ни другое не получается, нарцисс начинает думать о себе самом как о ничтожестве, ибо «сопротивление» внешних объектов подрывает его «миф о всемогуществе». Психическая энергия (либидо) нарцисса зациклена, так сказать, на самой себе. Яркой иллюстрацией этому может служить образ Уробороса, Дракона кусающего свой собственный хвост.

Уроборос – древний символ, олицетворяющий, в том числе, загадочную часть нашей души, которая связаны с вечностью и целостностью. Эту часть К. Г. Юнг называл Самостью. Самость является символом вечно цикличной природы психической жизни, которая бесконечно порождает себя и свою психическую энергию. Фантазии о вечности Души и вневременного ее существования исходят именно из этого центра. Запомним это и будем иметь в виду, когда мы имеем дело с нарциссической проблематикой.

Вернемся на бренную землю. Зависть, доходящая у некоторых до умопомрачения – еще один признак нарциссической личности. Эта зависть может принимать патологические формы: нарциссу кажется, что другие люди обладают чем-то таким, чего у него нет. Что же это такое, чего нет у нарцисса, но что есть у других людей? — Любовь, способность любить, т.е. способность установливать связь с объектом, как с субъектом, т.е. с человеком, с которым идет более-менее равнозначный обмен психической энергией, имеет место взаимный вклад в развитие каждого из участников этой связи.  При этом есть осознанное искреннее признание этого субъекта, как равноправного, имеющего права на собственный путь и развитие. Способность к любви включает в себя возможность установления, в том числе, и созависимой связи.

Для нарциссов невероятно трудно зависеть от другого человека, потому что зависимость предполагает признание того, что ты не всемогущий, что ты не «пуп Земли», что ты не идеальный, что ты можешь быть слабее другого человека, менее интеллектуальным, не таким красивым, в чем-то на него похожим (в чем-то неуникальным). Тут имеет место связь между завистью и зависимостью, я завидую, потому что не могу принять свою зависимость от другого. Для того, другого, способность к зависимости является естественной в отношении с другими людьми, но для нарцисса зависимость превращается в пытку.

В ходе развития ребенка ключевым становится вопрос о формировании базовой привязанности, прокладывающей дорогу к возможности установления близких отношений в будущем с другой личностью. Ребенок изначально зависим от матери. Эта базовая зависимость формирует базовую привязанность. Любые нарушения в этой связке оказывают, так или иначе, влияние на характер отношений с объектом (с внутренним или внешним).  Итак, первичной любовью можно назвать связь матери и ребенка. Качество этой связи, несомненно, влияет на последующую способность индивида устанавливать отношения с другими субъектами, иными словами, к способности любить и принимать любовь. У нарцисса эта связь нарушена и принимает свою особую форму, когда либидо сосредоточено (зациклено) на себе.

Существуют и более глубинные внутренние отношения в нашей психике. Речь идет о фундаментальной связи, которую имеет в своем распоряжении любой человек, и от которой неизбежно зависит. Это его связь с природой, с планетой Земля, олицетворяющей материнское начало, которое порождает его, как существо телесное, растущее и умирающее (т.е. возвращающееся в ее лоно). Эта связь с материнским архетипом никогда не может быть окончательно разорвана, ибо мы навечно с ней связаны через наше тело. Эта очень глубокая связь, едва поддающаяся окончательному осмыслению. Преобразуя природу исключительно для своих нужд, человек стремиться освободиться от этой связи, вырваться из цепких когтей матушки природы.  Отсюда наше желание познания Вселенной и желание изобрести эликсир вечной молодости. В конечном счете, человеческая цивилизация в ее нынешнем виде – отражение нашего собственного любования собой, как венцом творения. Такое складывается впечатление, что все должно быть подчинено выполнению планов реализации этого нарциссического всемогущества. Девиз современного человечества: «Это мне, мне и ещё раз мне!» Размышления о себе как о вечном и бесконечном также сюда относятся, но уже с другой стороны, со стороны вышеупомянутой Самости. Разве сегодняшний культурный кризис не результат потребительского отношения ко всему и всем?

Самое печальное, на мой взгляд, что мы не всегда способны осознать наше потребительское отношение к самим себе, к нашей душе. Я уже не говорю здесь о Боге. Потеря Бога стала возможной в тот момент, когда Ф. Ницше заговорил о «Само»: «Само ищет также глазами чувств, оно прислушивается также ушами духа. Само всегда прислушивается и ищет: оно сравнивает, подчиняет, завоевывает, разрушает. Оно господствует и является даже господином над Я. За твоими мыслями и чувствами, брат мой, стоит более могущественный повелитель, неведомый мудрец, — он называется Само» (Ф. Ницше, «Так говорил Заратустра»). Если Бог умирает, остается только Само. В своей жизни Ницше дошел до предела, а вернее уперся в этот предел. Он фактически идентифицировался со своей Самостью, вступил на опасный путь любования своим Сверх-человеком. Он был смелой и великой личностью, чтобы заглянуть в бездну, в которой он не обнаружил бога. И бездна захватила его своим безумием. На мой взгляд ошибка Ницше состояла в том, что Бога следует искать за пределами зеркала нашего нарциссического самолюбования.

В современных психоаналитических подходах принято говорить о нарциссической части личности, которая присуща всем людям. На обыденном языке это звучит примерно так: «все мы в какой-то степени эгоисты». Более того, быть эгоистом – это очень модно. Считается, что только достаточно эгоистические личности способны добиваться успеха в жизни. Так вот нарцисс – это страдающий эгоист, и часто нуждается в помощи, т.е. его ложные представления о себе могут вызывать настолько мощные искажения внешней и внутренней реальности, что мешают ему жить и устанавливать прочные связи с другими людьми, ведут к проблемам в отношениях с внутренним миром. Задача терапии помочь такому человеку «отвести взгляд» от собственного «Я» и заново научиться отдавать, при этом получая удовлетворение и чувство наполненности. Ведь нарциссы только и знают, что стягивают все на себя, при этом не получая ни насыщения, ни удовлетворения.

Трагедия нарцисса – это огромный потенциал и возможности, которым не суждено раскрыться без трансформации его личности. Он – это грандиозность, которая сдувается в последний момент, величие, застрявшее в маленьком мирке, вкуснейший плод, который увядает, так и не дозрев. Неслучайно, что многие нарциссы уходят из жизни достаточно молодыми, не успев ничего создать, оставляя себя для самых себя в вечности. В этом смысле – они души, которые имеют высокий риск никогда по-настоящему не родиться и не воплотиться.

Согласно подходам аналитической психологии К.Г. Юнга, бессознательно, мы все связаны друг с другом. Коллективное бессознательное незримо влияет не только на отдельного индивида, но и на общество в целом, через этих самых индивидов. Возможно, если мы все станет чуть менее нарциссичными, и научимся устанавливать правильные человеческие отношения, основанные на признании права на существование всего того, что относится к «не-Я», то наш мир станет чуточку добрее, устойчивее, в нем станет меньше жестокости, ненависти, зависти и злобы.

(Москва 2010 г) (Дополнено июль 2017 г)