Calcinatio и эра Водолея.

С точки зрения психологических коррелятов алхимических операций данная статья отражает, главным образом, вопросы, связанные с calcinatio. Психология calcinatio может символизировать теневые стороны психики, человеческие страсти, огонь любви, жертвоприношение, кровь, дьявола, ад, дух глубин, оргастические состояния, экстаз, и т.д. Calcinatio немыслима без огня, который, в своем более широком смысле, является выражением психической энергии, как индивидуальной, так и коллективной. В своей работе «Психе и материя» Мария-Луиза фон Франц исследует психоидный уровень, место, где соединяются и взаимодействуют психический и материальный аспект Бытия, и где может себя проявлять «акаузальная упорядоченность», которая непосвященными может восприниматься как хаос [4]. Фон Франц вслед за Юнгом полагает, что на этом уровне происходит взаимопроникновение двух реальностей, порождая синхронию. Стефен Волински в своей книге «Дао Хаоса» ссылается на гипотезу Дэвида Бома, в которой рассматриваются два порядка Вселенной. Первый неявный порядок – это первоначальное поле. «Второй неявный порядок, где частицы и пространство воспринимаются как единая субстанция, содержит информацию, организующую всю систему». Далее Волински пишет: «Когда непроявленное (поле) и проявленное (хаос) воспринимаются как нечто единое, второй неявный порядок становится доступным, и из этого единства возникает новый порядок. Все мы способны ощутить, что мы сопротивляемся хаосу; мы пытаемся упорядочить хаос, и тогда нам кажется, что наша жизнь имеет смысл, наш мир имеет смысл, Вселенная имеет смысл. Но пытаясь справиться с хаосом и упорядочить причудливую игру случая, мы тем самым создаем жесткие изолированные структуры…» [1]

Часто в огне calcinatio сгорают старые формы и ригидные структуры. Видимо, огонь calcinatio в наши дни становится тем аспектом психического, который все чаще вырывается не только через индивидуальное бессознательное, но и синхронизируется с современным положением дел на нашей планете: глобальное потепление, волны жара, накрывающие все более обширные пространства Земли, активная вулканическая деятельность, пламя пожарищ, и все более высокий градус психической топки перенаселенных мегаполисов и территорий. На Пражской конференции IAAP «Анализ и активизм» в декабре 2017 года, многие участники посвятили свои доклады наступлению эры высоких технологий, экологической проблематике, превратностям и возможностям глобальной интернет сети, катастрофической ситуации с беженцами и другим современным вызовам, но больше всего говорилось о всеобщем чувстве хаоса и потерянности, охватившее человечество. Речь идет о том, что все труднее найти подходящий групповой и социальный контейнер для проявлений цивилизационной Тени в наступающей эре Водолея. Последние десятилетия аналитическая психология все больше всматривается в социальные явления и политику, потому что они, в конечном итоге, выражают процессы в глубинах бессознательного. Важно отметить, что в своей книге «Эон» Карл Юнг, исследуя бессознательное уходящей эпохи Рыб, оставляет нас с большим количеством вопросов относительно наступления нового эона [8]. И, видимо, всем нам потребуется много мужества, чтобы научится жить в хаосе и огне новой эпохи.

В Красной книге Юнга есть много пассажей, относящихся к тематике огня и хаоса. Я позволю привести здесь один отрывок. «Если я принимаю низшее во мне, я сажаю зерно в почву Ада. Это зерно неразличимо мало, но древо моей жизни растет из него и соединяет то, что Внизу с тем, что Вверху. На обоих концах огонь и пылающие уголья. Верх веет огнем, как и Низ. Меж невыносимых огней прорастает твоя жизнь. Ты повешен меж двух полюсов. Неизмеримо пугающим движением натянутая подвеска качается вверх и вниз. Потому мы боимся наше низшее, ибо то, чем человек не обладает, навеки едино с хаосом и совокупно с его загадочными приливами и отливами. По мере того, как я принимаю низшее во мне — а именно то красное раскаленное солнце глубин — и, таким образом, становлюсь жертвой путаницы хаоса, высшее сияющее солнце тоже поднимается. Потому тот, кто стремится к высшему, находит глубочайшее» [9]

Тот, кто встал на путь Глубин будет вынужден смотреть в них с бесстрашием, но двигаться с величайшей осторожностью. Работа с клиентами, переживающими свой уникальный «огонь страстей», учит нас этому. Идеи избранности в юнгианской парадигме будут растворяться и дальше, оставляя все меньше места как буржуазно-салонным подходам, так и духовно-мистическим подходам эры Рыб. Мы будем вынуждены искать Бога и идти к Самости в пределах нашей обыденности и оголенности перед лицом жесткой правды человеческой натуры и стремительных внешних изменений. Важным остается вопрос нашего отношения к новой реальности: будем ли мы стоять поперек этого потока, продолжая базировать свою жизнь на ценностях прошлого, или мы отдадимся этому потоку, например, начнем, наконец, воспринимать внешний мир и мир через Хаос и его акаузальную упорядоченность. Я не могу согласиться с теми коллегами, которые пытаются выделить «особую» группу клиентов и «особую» категорию запросов, «подходящих» под юнгианский анализ. Такой подход ведет нас назад, к тому, что мы уже прожили, т.е. к разделению. Эон Водолея – это поток, в котором человеческая душа – это единица, содержащая в себе множественность, вынужденная адаптироваться к всевозрастающей изменчивости, непредсказуемости, смешению верха и низа.

В своей работе «Миф Юнга для современного человека» Мария-Луиза фон Франц особо подчеркнула слова основателя аналитической психологии, сказанные им после торжества по поводу своего 80-ти летия, данного не для пафосной элитарной психологической публики, а для простых людей, соседей, и всех «важных» и «неважных», пришедших его поздравить: «Да, это те люди, которые продолжат мою работу, простые индивиды, которые страдают и ищут, и которые стараются применять мои идеи всерьез в своих собственных жизнях, а не те, кто удовлетворяют тщеславие, проповедуя их другим» [6]. Двадцатый век остался позади. Мы должны идти дальше, взяв с собой все самое ценное и живое из учений Юнга и его последователей.
(отрывок из статья «Огонь страстей и пепел calcinatio»).

Статья опубликована в журнале «Юнгианский психоанализ», №3 (34) 2018 г.